My patriotism | Aet Kiisla | TEDxLasnamäe

My patriotism | Aet Kiisla | TEDxLasnamäe


Переводчик: Venera Smirnova
Редактор: Yulia Kallistratova Вот и меньшинство на сцену пустили. (Смех) Традиционно патриотизмом
называют что-то, связанное с войной. Я участвовала в конференции в Саратове, где говорили про молодёжный экстремизм, и дама из Беларуси показывала видеоклип,
как они организуют патриотические лагеря. Там молодые хулиганы учились тому,
как пользоваться оружием. Для меня это всё было
очень странно и прямо раздражало, но я стала задумываться: «А что же патриотизм для меня?» Думаю, иногда можно себя
просто чувствовать патриотом. Это какое-то чувство народной гордости. Помню, со студентами ездили в Псков, встречались в местном молодёжном центре с молодёжными работниками и молодёжью,
сидели за столом, разговаривали, там были молодёжные работники, которые
чуть-чуть напоминали пионервожатых, а местная молодёжь стояла смирно у стенки. Наши студенты слушали, разговаривали, и, наконец, одна
из наших студенток спросила: «Мы можем услышать что-то от молодых, что они об этих вещах думают?» Это, конечно, удивило местных,
что студентка такая нахальная, но молодёжи все-таки дали слово. Для меня это было чувство
очень сильной гордости, я чувствовала себя патриотом,
я считала всех наших студентов патриотами, для меня это был очень важный момент. Патриотизм можно чувствовать
и в немного странных ситуациях, например, я чувствовала себя очень
патриотически в публичном туалете на Vabaduse väljak
[эст. Площадь свободы] в Таллинне, наверное, из -за чистоты. Конечно, не хочется говорить,
что патриотизм — это то чувство, как будто мы себя чувствуем лучше других. Но всё-таки патриотизм —
это когда я чувствую, что мне больше нравится в своей стране,
чем где-то в других местах, например, в этом туалете
на Vabaduse väljak. Я чувствую себя патриотично, когда
общаюсь через электронное государство, я реально очень горжусь,
что у нас такое есть, всегда, когда нажимаю на кнопку,
и всё как-то само собой происходит, я очень патриотично себя чувствую. Но патриотизм — это не значит, что я
всегда со всем согласна, этого и не надо. Патриотизм — это когда люди
делают что-то, обсуждают что-то, хотят, чтобы вещи были бы лучше,
чем они сейчас есть. Так что я считаю,
что патриот — это деятель. Итак, чувствовать себя патриотично —
это очень замечательно, но не очень продуктивно. Хочу привести некоторые
примеры моих знакомых, которых я считаю патриотами. Я считаю патриотом
мою знакомую Брониславу: она организует разные мероприятия для детей из неблагополучной
социальной среды. И всё чаще и чаще. Наконец она должна была
сделать организацию, чтобы это всё было бы
легче организовывать. Но я спросила у неё,
почему она это делает, потому что никто не ожидает от неё этого. Ну, она просто
чувствует себя хорошо после того, как сделает
что-то кому-то хорошее. Для меня главное то,
что она делает что-то большее, чем от неё ожидают. Считаю патриотами всех
членов группы Narva bright actions. Это люди, которые стараются сделать
город Нарву приятнее, хотя бы для них самих. Например, они сделали такие
книжные домики, на картинке тоже видно. Сейчас они собирают факты, которые
хотят вывесить на стенды по всему городу, какие-то интересные факты про Нарву. И опять же, никто от них этого не ожидает. У них есть работа, у них,
возможно, мало свободного времени, но они всё равно это делают,
они сами этим наслаждаются и надеются, что другим
это тоже приносит радость. Я начала свою речь с военной темы, в связи с этим хочу рассказать
про своего бывшего коллегу Антона, который даёт уроки в школе и старается объяснить детям,
как сделать так, чтобы не приходилось брать в руки оружие, как сделать нашу маленькую страну
сильнее изнутри. Да, они одеваются, как солдаты,
ходят куда-то в походы, но это уже менее важно для меня. По-моему, не важно то,
чему Антон учит детей, а то, что он говорит
и как вдохновляет детей. Так, о патриотизме рассказываю. Моя бывшая студентка, Анастасия. (Смех) Не на картинке. (Смех) Она не может пройти мимо,
когда видит бездомную кошку. Её жизнь наверняка была бы легче, если она могла бы игнорировать
бездомных котиков, но не может. Никто от неё не ожидает, чтобы она занималась
с этими милыми котиками, но она ищет им новые дома. Для меня и это патриотизм. Опять же — делает что-то,
чего от неё не ожидают, но ей от этого приятно и мне тоже. У меня очень много
активных друзей в Facebook, которые всё время спорят
на очень разные темы. И я считаю, что дискуссии, спор нас делают сильнее. Если мы умеем, хотя бы
стараемся понять разные мнения, если мы хотя бы допускаем,
что есть разные мнения, по-моему, это делает нас сильнее. Никто ведь не заставляет кого-то
дискутировать в Facebook. Опять же, люди делают что-то,
что от них не ожидают. Иногда спор даже не очень приветствуется,
лучше ведь гармония, да? В споре люди лучше друг друга узнают, и я считаю, что если люди спорят, значит они хотят что-то улучшить, и значит, они, в моих глазах, патриоты. Можно сделать промежуточный вывод,
что патриот делает больше, чем от него ожидают, и это доставляет радость
как минимум ему самому, но часто и окружающим. Конечно же, я не осмелилась бы
выбрать такую тему, если я не считала бы себя патриотом. Некоторые примеры и от меня. Уже почти 9 лет назад я создала первый в Эстонии
детский университет. Сама идея не уникальна,
в Европе их порядка 200, но проект состоит в том,
что дети в любопытном возрасте, с 8 до 12 лет, приходят
иногда в университет, и им очень разные профессора, академики, разные научные работники рассказывают про свою тему,
это очень разные темы, например, почему небо голубое. Я думаю, что этим детям будет легче
сделать осознанный выбор, когда они будут выбирать,
где учиться и кем стать. Что для меня очень важно — это что в Нарве у нас
все лекции на двух языках. Как ни странно, в Нарве есть эстонцы. (Смех) Также и в возрасте с 8 до 12 лет. Так что мы не хотим отделять: «Вот вы — русские дети,
вы в этом помещение будете, вы — эстонские дети,
мы с вами сразу будем по-эстонски здесь заниматься,
ведите себя хорошо». У нас все лекции на двух языках,
это как кому удобно. Некоторые лекторы говорят
пару предложений по-русски, тогда по-эстонски,
иногда мы стараемся переводить, если кто-то не понимает
тот или другой язык, но всегда на двух языках,
чтобы дети получили бы одинаковые эмоции,
чтобы у них было бы что-то общее. И эти лекторы никогда не берут деньги
за своё выступление. Почему я это делаю? Этого никто не ожидает от меня,
но мне интересно. Я чуть-чуть боюсь детей, вообще-то,
но эти академики, эти профессора, они такие замечательные. Я иногда подслушиваю эти лекции,
дети всегда задают такие вопросы, прямо удивительные, и они спорят,
некоторые вещи, они считают, что они лучше знают
и объясняют этим профессорам. (Смех) Это просто замечательно! Вот поэтому я и делаю такие вещи. Иногда я слышу, как дети
комментируют лекции своим родителям, это тоже вдохновляет на то,
чтобы работать дальше. Так что я — патриот. Ещё один пример моего личного патриотизма: мы в Нарве создали, точнее,
не в Нарве, а про Нарву, про дорожное движение в Нарве,
мы создали группу в Facebook: «Liiklus Narvas loogiliseks»,
[эст. Сделаем движение в Нарве логичным] и мы там стали обсуждать разные темы,
как делать что-то лучше. Там большие, огромные проекты о том, как сделать чуть-чуть
что-то пологичнее, чтобы было бы удобнее
передвигаться по Нарве. Например, иногда просто надо
немножко изменить дорожные разметки, и уже все улучшается. Это маленькие вещи. В этой группе мы говорим
про дорожное движение, и это важно, но для меня
лично важнее даже то, что так много людей благодаря этой группе почувствовали, что от них что-то зависит. Мы сделали предложение
что-то переделать, и это сделали! Мы всегда стараемся очень
вежливо и конструктивно делать свои предложения горуправе. Но я счастлива, я очень ждала этот момент, когда мы не должны будем
делать свои предложения горуправе, а горуправа уже с нами вместе
стала обсуждать, и это уже случилось. Можно сказать, что чиновники
уже не боятся горожан. Это тоже замечательно,
потому что диалог — это важно. И, по-моему, мы делаем свой город сильнее. Делаем свой город сильнее и тем самым и Эстонию сильнее, если хотите, потому что такие маленькие проекты —
я не только про эту группу говорю, — но такие маленькие вещи
очень многое меняют. Я надеюсь, что таких маленьких проектов
во всей Эстонии довольно много. Мы про них обычно даже не знаем. И это не обязательно знать
о всех этих проектах, важно, чтобы на своём месте
они делали бы что-то лучше. И опять же, никто
от этих людей не ожидает, чтобы они что-то делали, улучшали бы дорожное движение в Нарве. И в общем, чиновники не должны
сидеть в Facebook, но они сидят, и это часть их работы теперь,
потому что они общаются с нарвитянами. Разве это не работа чиновника? Это обязательная часть работы чиновника. Я думаю, что вот эти люди,
про которых я говорила, они сами не думают, что они патриоты,
или то, что они делают — это патриотизм, но я считаю это патриотизмом,
это моё видение. Я их называю патриотами,
патриотизм необязательно осознанный. В общем, моё определение патриотизма — это ничего большого и гламурного, это что-то такое… если мы каждый день
хотя бы чуть-чуть делаем больше, чем от нас ожидают, и хотя бы себе
и ещё кому-то от этого приятно. Спасибо! (Аплодисменты)

One thought on “My patriotism | Aet Kiisla | TEDxLasnamäe

  1. THOUGH HAVING A BIT DIFFICULTY IN UNDERSTANDING HER WAY OF SPEAKING, I BELIEVED IN HER SINCERITY WHEN IT COMES TO HER THOUGHT ABOUT HOW IT IS TO EXPRESS/DONE SOMETHING OF BEING PATRIOT, IT IS DOING THINGS FOR THE BEST COMMUNITY.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *